Блог О пользователеpr-chernets

Регистрация

 

Речник-1, 2, 3… или ДЕЖА-ВЮ


 Исполнительные действия в поселке «Речник»: судебные приставы, ОМОН, ущемленные в правах представители народа, Общественная палата, Кучерена, Жириновский — это сегодня.

Исполнительные действия в Южном Бутове: судебные приставы, ОМОН, ущемленные в правах представители народа, Общественная палата,  Кучерена — это несколько лет назад. 

Исполнительные действия по разделению квартиры в Новосибирске
:
Судебные приставы, ущемленные в правах представители народа, вместо Общественной палаты и Кучерены (далеко от Москвы), тень Европейского суда по правам человека, ТВ-программа «Пусть говорят» и Андрей Малахов — это летом 2008-го.


Мизансцена одна и та же — в ответ на судебные решения должники идут в атаку на судебных приставов, организовывают информационную кампанию, привлекают в свою поддержку правозащитников, политиков, журналистов… Главные ньюсмейкеры — люди, признанные судом виновными. А пресс-служба ФССП всякий раз по факту поступающих запросов готовит
сдержанные ответы, которые те же журналисты используют в сценариях, подсказанных должниками. Всякий раз в PR-кампаниях  приставы вынуждены оправдываться. А это очень слабая позиция.

Спрашивается, почему, определенно зная о гарантированных неприятностях в связях с общественностью, мы заранее не готовимся к диалогу с этой общественностью? Почему все время опаздываем? Почему не проводятся кампании по анонсированию в СМИ? Почему заранее сами не даем публичных разъяснений судебных решений, не разъясняем позицию должников, не даем оценки их правонарушениям или ошибочным представлениям? Ведь очевидно, что картинка с «разрушением дома (кстати, похожего на особняк) и плачем «будущих бомжей» (по версии КП) прямо подарок для тех, кто хочет выступить в качестве «спасителей» и защитников людей/избирателей от «произвола власти». Между тем, как правило за каждым судебным решением стоит проблема других людей, которые страдают от тупиковой ситуации, возможно, гораздо сильнее должников. Наверняка в подобных случаях есть многое интересное, о чем можно рассказать.   Нет же, мы пихаем «свою голову в песок», авось пронесет. Или думаем: «зачем самим привлекать внимание к будущим безобразиям? Если что случится не так, руководство потом затрахает». В результате, как правило, подобные кампании разыгрываются по одной легенде, идет игра в одни ворота. Пресс-службы отдыхают, их связь с общественностью рвется.

Между тем, сценарий информационного сопровождения таких шумных исполнительных производств мог бы быть иным. В качестве примера возможных действий предлагаю посмотреть старый «разбор полетов»  «Новосибирского сценария». Принципы построения информационной кампании можно было бы использовать и в нынешней ситуации, конечно, по итогам ее анализа.


Новосибирская акция протеста должников. Краткий анализ ситуации:

 

  • родственники поссорились из-за квартиры, не могли поделить 5 комнатную квартиру, которую бывший хозяин когда-то сделал из двух соседних квартир (3+2=5). Подавали друг на друга встречные иски. В итоге суд постановил вернуть всем собственникам те квадратные метры, что им принадлежат по закону, а квартиры восстановить в соответствии с поэтажным планом первичной застройки. Тот родственник, что хотел квартиру разделить, получил такое право, нанял бригаду мастеров, которая и возвела перегородку между квартирами.

 

  • но суд совершил ошибку – не определил, каким образом должник будет выходить из своей квартиры. Ведь входная дверь оставалась заложенная кирпичом. Вероятно, судья понадеялась, что сам должник, оказавшись взаперти, будет вынужден освободить от кирпичей дверь и устроить себе выход на свои собственные деньги. Этим и воспользовались должники – они решили продемонстрировать общественности и журналистам судебное решение, построить на этом акцию протеста – сыграть роль замурованных в своей квартире.

 

  • должники подготовились к акции – сделали большой баннер, который очевидно и стоил немалых денег (возможно, больше, чем потребовалось бы, чтобы освободить свою дверь от кирпичной кладки)

 

  •  в ходе исполнительных действий судебные приставы оказались в заложниках у ситуации. Контролируя исполнение решения суда, фактически они оберегали право взыскателя замуровать должников. Для ТВ-камер это была очень хорошая иллюстрирующая картинка.

 

  •  В результате, появились новости о том, что «судебные приставы замуровали людей» - под таким лозунгом прошла акция в СМИ. Организаторы – должники (мать и сын) исправно играли роль «замурованных» целую неделю. Они давали интервью в СМИ. СМИ с удовольствием подыгрывали легенде. Должники – «жертвы», судья и его приставы – «насильники». В эту игру должники готовы были играть долго. Но через неделю судья поняла, что надо принимать меры, ломать мизансцену, рушить легенду «замурованных». Дать им свободу. Понятно, что  должникам это не понравилось. Они снова решили угрожать приставам – обещают подать на них в суд, на этот раз, за разрушение стены и наведенный в квартире беспорядок, и возможно и за вызволение на свободу против их воли.

 

  • в Интернете народ негативно или равнодушно отнесся к действиям должников, не проникся доверием и жалостью к ним.

 

Выводы:

 

  1. Должники провели PR-кампанию при минимальном сопротивлении судебных приставов.
  2. УФССП с честью приняло на себя удар, предназначавшийся судье, частично защитил четь судьи. (В заголовках СМИ замуровывал не взыскатель, не судья, а приставы. И размуровывали опять же не приставы, а спасатели).
  3. УФССП в кампании по реабилитации использовал только один путь – разъяснения  о том, что приставы должны исполнять решение суда, каким бы оно не было). Это объяснение только укрепляло PR-легенду в информационной кампании должников.
  4. Пресс-служба УФССП не имела на этот момент цельную и взвешенную PR-кампанию, направленную на противодействие PR-кампании должников. Примера такой кампании она не получила от ЦА. Принципы противостояния не были сформулированы, рекомендации не были предложены (в ответ на запросы).
  5. Ответная информационная кампания судебных приставов, направленная против должников могла бы вызвать одобрение в обществе (судя по реакции в Интернете на статьи).


 

Наша задача (наша с вами) – с учетом полученного опыта в Новосибирске, разработать принципы информационной политики реагирования на провокационные кампании должников, разработать пример адекватной ответной PR-защиты судебных приставов в сходных ситуациях. (такие ситуации возможны в ходе принудительного выселения)

 

Итак, мои предложения:

 

Принципы информационной защиты и нападения на должников-провокаторов (информационных кампаний в СМИ):

 

  1. Принцип адекватного противодействия. Информационной кампании должников, способной угрожать имиджу Службы, необходимо противопоставлять собственную адекватную информационную капанию, направленную против таких должников и их действий. В ходе своей информационной кампании, целесообразно определить и выставить напоказ истинные причины поведения должников, их войны с приставами и законом. Его легенде противопоставлять свои разъяснения.
  2. Принцип защиты судов. Мы не должны подставлять судей под удар. Информация о недовольстве пристава решением судьи рушит устои службы, что недопустимо.
  3. Принцип совместных действий. В случае вынесения судами непопулярных решений, способных спровоцировать должников на работу со СМИ и вызвать общественный резонанс, перед осуществлением исполнительных действий или одновременно с ними, необходимо вступить в переговоры с судьей, вынесшем такое решение и обсудить с ним варианты возможного развития событий с участием СМИ. Все дальнейшие шаги пресс-службы, связанные с судебным решением, желательно обсуждать с судьей. Возможно в ходе согласования официальной  неофициальной информации от судебных приставов судья примет новые решения, изменит точку зрения…
  4. Принцип превентивности. Перед осуществлением исполнительных действий, способных вызвать негативный общественный резонанс, целесообразно провести информационную кампанию, разъясняющую действия приставов и упреждающую шаги противников. На этот случай, в ходе подготовки «оправдательных материалов» необходимо формировать пул журналистской поддержки. В основе таких действий должна лежать позитивная идея, несущая пользу обществу и конкретным людям.


 

Этапы PR-кампании:

 

  1. Информационная кампания по разъяснению предстоящих непопулярных исполнительных действий.
  2. Информационная кампания по сопровождению исполнительных действий и действий должников и взыскателей.
  3. Креативная составляющая. PR-акции, способные подчеркнуть пользу действий судебных приставов, ослабить протест должников. (призывы, инициативы, плакаты, листовки и т.п. – все, что было бы интересно показать на ТВ, за что могут уцепиться информагентства)

 

Вариант реагирования на PR-кампанию должников «Приставы нас замуровали!»

(или если бы у нас была еще одна попытка)

 

  1. На момент «немедленного исполнения решения суда» (должники уже себя «замуровали», приступили таким образом к демонстрации судебного решения). Подготовка и размещение статьи о справедливом судебном решении, с обозначением истинных причин недовольства должников судьями и их решением. Например, «Фактически – всю злость к своему родственнику, должница перенесла на судью, который принял сторону взыскателя. Имея все возможности, чтобы разойтись со взыскателем миром, должница решила всю свою энергию направить на войну с судом, с приставом. Семейные раздоры она пытается раздуть в масштабах страны, опорочить власть. Между тем, ситуацию родственники могли бы урегулировать самостоятельно. Дележ наследства – дело семейное. Кстати, стоимость восстановления дверного прохода – 4000 р. Должники мать и сын обладают возможностями решить этот вопрос самостоятельно. Что заставляет их рядиться в одежды мучеников?». Мнение взыскателя, мнение соседей, мнения коллег. Комментарии юристов, судьи, пристава-исполнителя. Прямая речь должников, подпадающая под удар критики.
  2. Акция благотворительной помощи газеты-партнера. Сбор средств на «вызволение» замурованных. Отчет по сборам, с мнениями людей. Параллельно сбор народных советов: как поступать должникам, чтобы вновь овладеть квартирой? Как и кого им заставить оплатить их расходы на достойное проживание, на воссоздание кухни…? (публиковать с недоумениями и протестами людей, которые понимают, что их должники пытаются вовлечь в свою игру, войну с родственниками, с приставами…). (Детали оговариваются с инициатором и организатором «благотворительной помощи»).
  3. Организация телефонной беседы психолога с «замурованной мамой». Получение комментариев психолога о характере женщины и прогнозах ее дальнейших действий. По результатам, использование мнение специалиста в публикациях.
  4. Интервью с руководителем Управления о правовых методах решения подобных проблем, с упоминанием о том, что приставы предлагают суду рассмотреть вариант принудительного освобождения людей из заточения, апеллируя к возможным фактам психологического ступора (в который могут попасть люди в таком состоянии и при таких условиях проживания) и нанесения вреда своему здоровью.
  5. Пресс-релиз об освобождении замурованных, с обозначением всех минусов их поведения.
  6. Брифинг у освобожденной двери. Заявление судебного пристава с расстановкой всех акцентов этой кампании, инициированной должниками. Советы освобожденным должникам – вручение памятки о правовых действиях, рекомендуемых приставами законопослушным гражданам (это картинка для ТВ-камер).

 

В случае, если должница осуществит свои угрозы и подаст в суд, предлагаю следующие превентивные меры:

 

  1. Поговорить со взыскателем о его шагах навстречу должнице для заключения мирового соглашения. А именно, предложить ей компенсировать разницу расходов, которые каждый может понести при восстановлении кухни (расходы должницы) и санузла (расходы взыскателя). Разницу цен компенсирует противная сторона. Все поровну! В итоге может получиться небольшая сумма (при подсчетах минимальных расходов), которую можно будет использовать в возможной PR-кампании. Например, сумма 5000 руб.
  2. Проведение PR-кампании «Из-за 5000 руб. должница решила мстить родственнику, суду, приставам….». Мероприятия:
  •  
    • Открытое письмо пристава-исполнителя в СМИ с призывом к должнице перестать использовать суды в родственных скандалах. Перечислить факторы ее намеренных уклонений от исполнения решения суда (плакаты, отказ открывать заблокированную дверь в подъезд,  участие в съемках скандального ТВ-шоу  и т.д.
    • Статья в формате журналистского расследования с разъяснением всех обстоятельств, которые толкнули женщину идти войной на родственника (деверя? и родного дядю (для ее сына)). С соответствующими комментариями юристов, взыскателя, сослуживцев, соседей…(группы поддержки).
    • Пресс-релиз об окончании исполнительного производства и судебных тяжб в связи с приостановлением «боевых действий» должницы. (по факту соответствующего решения).


Хотя…. наверное можно все это заменить на 10—15 пресс-релизов о благотворительности судебных приставов. Тоже вариант нашего ответа, причем очень простой в исполнении и уже согласованный).


 

Для ответа с цитированием необходимо
выделить часть текста исходной записи

 
О пользователеealla

скажу сразу - кооперироваться с судьей и комментировать что-то вместе, а тем более включать его в пиар-работу - утопия. Судьи всегда дистанциируются от приставов, далеко не всегда и оперативно дают ответ -разъяснение о порядке исполнения судебного решения, если у пристава возникают вопросы. Вполне возможно потому, что сами не знают, как его исполнить. А какие судьи выносят решения, подчас просто уморительные, все знают. И Новосибирск не исключение. Как это так судья забыла о том, что и дверь нужно прорубить? Об этом приставы должны додумываться? Что касается антикризисного пиара - то он, безусловно, необходим. Если не скажем мы - скажут за нас.

 
О пользователеpr-chernets

"Кооперация" с судьей - это частный случай. Если это сделать трудно, то это не значит, что этого делать нельзя. Как бы судья ни был независим, связь "судья-пристав" существует, информация по ней проходит. Судьи находятся в цепочке создания информационного повода, в ее самом начале. И эта связь - определяет условия продвижения информации. Если мы хотим это делать, то надо эту связь создавать. Это задача или проблема, которую надо решать. Иначе этот Дамоклов меч будет всегда висеть над вами, и падать в самых неприятных случаях. Судьи должны это понять, если им толково объяснить, что ФССП защищает суды не только в рамках ОУПДС и исполнения судебного решения. Есть еще работа, которая лежит за стенами суда и вне рамок закона "Об исполнительном произвлодстве" - в области информационной защиты и формирования уважения к законам и институту судей. Информационная кампания на тему исполнения судебного решения - это часть судебного процесса, неформальная, заключительная и очень важная, считай, информационная работа ФССП во благо судейства. Вот это надо обсуждать с ними. Как жить в такой связи и относиться друг другу?

Но в ситуации с "Речником" такие связи надо было вовремя выстраивать не столько с судьей (или их много было?), сколько с взыскателем, совместно с ним проводить кампанию анонсирования накануне исполнительных действий. Это аксиома. Да и сейчас это делать не поздно - проводить согласованные или совместные информационные мероприятия, дудеть хором, оркестром, а не в разнобой. В эту систему связей надо было включать и МВДшников, а то те тоже растерялись, что влипли в непонятную им ситуацию.

Сейчас получается так, что все оправдываются и на всякий случай демонстрируют динстанцию от судебных проиставов, объявляют о проверках и т.д. Команды нет. Должники объеденены, а власть разобщена в своих действиях. Нет общего согласованного плана антрикризисного реагирования. Сплошные сомнения и топтания. Нет ясности. Если завтра суд признает правоту хотя бы одного должника, то представляю на кого СМИ выльют помои - кто разозлил своими действиями должника, Общественную палату, а также "друзей по несчастью"?

 
О пользователеАнонимно

А ведь правда, пристав по ОУПДС, в случае пожара или угрозы взрыва всегда информирует судью, ставит всех на уши. Принимаются соответствующие меры, кстати, отработанные в учениях. Почему же в случае информационной атаки на суд с целью оказания давления на решение судьи, нельзя предпринимать никаких мер? Почему в этом случае судья должен отказаться обсуждать меры противодействия?

 
О пользователеАнонимно

Кто-нибудь может мне объяснить, куда исчезла наша Пресс-Служба ЦА в информационных материалах о "Речнике"? Вот настоящий повод, случай,"битва за Москву" защитить честь, достоинство (пусть для кого-то и формальное), реноме Службы. Ан, нет!Тишь, гладь, божья благодать. Во всех этих сюжетах есть кто угодно- пострадавшие, адвокаты, зрители, политики,т.е. все, кто против приставов, но нет внятного, а главное, постоянного, ежедневного присутствия пресс-службы с четкой, выверенной, и даже агрессивной ( вот где ее вполне законное и оправданное место) линией поведения. Кажется, наши доблестные коллеги из ЦА должны сидеть под каждым кустом и фруктовым деревом этого дачного поселка, дежурить на входе (если дачники не пускают внутрь), и выскакивать при любом появлении людей с видеокамерой и микрофоном, но они почему-то сидят в офисе и рассылают запросы о закрытии пожарных объектов и требования о публикации в районных СМИ по спортивным соревнованиям (прости господи!) Что это, как не полная капитуляция и не констатация своего бессилия!!!

 
О пользователеpr-chernets

"Это все проблемы УФССП России по Москве". Как и в случае с Новосибирском пресс-служба ФССП России не имеет к этому отношения. Это не зона ответственности НАС. По идее, НАС должна сейчас оценить работу москвичей и доложить ПАО.